Ээг при опухоли головного мозга

ЭЭГ при опухолях головного мозга — важный этап современной диагностики новообразований. Электроэнцефалография позволяет быстро получить информацию о функционировании коры полушарий и ответить на целый ряд диагностических вопросов. Исследование абсолютно безопасно, не вызывает у больного неприятных ощущений и не отнимает много времени.

Сегодня отмечается тенденция к росту онкопатологий, в том числе и опухолей мозга. Пик заболеваемости приходится на возраст от 20 до 50 лет. Причин тому множество — воздействие радиации, сбои в работе иммунной системы, неблагоприятное влияние электромагнитных полей, регулярный прием некоторых препаратов и пр. Признаками развития опухоли могут быть:

  • частые головные боли тупого распирающего характера,
  • приступы головокружения,
  • тошнота и рвота, не связанная с приемом пищи — обычно наблюдается в утренние часы,
  • поражение дисков зрительных нервов,
  • психические расстройства,
  • эпилептический синдром.

При появлении одного или нескольких симптомов необходимо пройти комплексную диагностику. Одно из первых исследований, на которое направит врач при подозрении на опухоль головного мозга — ЭЭГ. Методика записи проста. На голову пациенту надевают резиновый шлем с прорезями для фиксации электродов. На датчики наносят специальный проводящий гель, чтобы обеспечить максимально полный контакт с кожей. По проводам информация поступает в электроэнцефалограф и после обработки вводится на экран или печать в виде кривой. При наличии опухоли на ЭЭГ отмечаются:

  • угнетение альфа-ритма и увеличение амплитуды дельта-волн,
  • очаговая бета-активность,
  • появление диффузных медленных волн и пр.

При опухолях головного мозга диагностическая ценность ЭЭГ очень велика. Данная методика позволяет поставить диагноз даже при бессимптомном течении болезни. В 80% случаев отмечается совпадение очага патологической электрической активности с местом локализации новообразования.

Степень выраженности отклонения на процедуре ЭЭГ головного мозга зависит от длительности и характера заболевания, токсичности опухоли и величины гипертензии. По итогам исследования специалист составит заключение, где будут отражены все значимые параметры.

Клиника в Солнцево приглашает пройти комплексную диагностику при подозрении на опухоли головного мозга. Доступны ЭЭГ, МРТ и другие тесты на современном оборудовании. Подробности и предварительная запись на прием — по телефону.

Электроэнцефалография (ЭЭГ) представляет собой регистрацию электрической активности, генерируемой в коре головного мозга.

Сигнал формируется в результате сложения возбуждающих и тормозных синаптических потенциалов корковых нейронов. Эти потенциалы зависят от функциональности корковых нейронов, а также афферентного тока в кору головного мозга от подкорковых структур, например, таламуса. Изменения на ЭЭГ могут отражать либо нарушение функций корковых нейронов, либо подкоркового влияния на корковые нейроны.

Электроэнцефалограмма при большинстве патологических изменений неспецифична, т. к. различные заболевания могут давать сходные изменения ЭЭГ. Кроме того, при записи потенциалов с поверхности головы невозможно определить механизм нарушения синаптической передачи, ответственный за ненормальное ЭЭГ. При этом регистрация электрической активности не одинакова: межполушарная область и медиальная кора головного мозга, а также базальные отделы головного мозга менее чувствительны к электродам, чем кора на конвекситальной поверхности; потенциалы, зарегистрированные с поверхности извилин также более чувствительны, чем записанные с борозд. Следовательно, выявление отклонений на электроэнцефалограмме возможно лишь при поражении больших участков коры. Кроме того, амплитуда электрических аномалий может быть слишком низкой для регистрации электродами.

Несмотря на эти ограничения, некоторые аномалии видны на ЭЭГ и позволяют заподозрить некоторые специфические заболевания, например, эпилепсию, метаболическую энцефалопатию и герпетический энцефалит.

Электрические сигналы регистрируют около 20 электродов, расположенных симметрично относительно средней линии по обеим сторонам на коже головы в стандартизированной форме (10-20 схем). Обычно используются поверхностные электроды, но при определенных обстоятельствах применяются иглы или проволочные электроды. Электроды соединены и разность потенциалов между парами (или группами) электродов либо фиксируется на бумаге, либо оцифровывается.

Продолжительность стандартного исследования составляет 30-45 мин. Пациент бодрствует, но лежит с закрытыми глазами. Чтобы вызвать отклонения ЭЭГ, не выявляемые при обычном исследовании, применяются провокационные тесты: стробоскопическая стимуляция вспышками (1-60 Гц), гипервентиляция и сон (или дремота). У пациентов с помутнением сознания тестируются реакции на раздражители (команды, открытие глаз, болезненные тактильные раздражители).

Частоту в диапазоне 8-13 Ги называют альфа-активностью, Частотувыше 13 Гц — бета-активностью. Медленная волновая активность в диапазоне 4-7 Гц известна как тета-, а ниже 4 Гц — дельта-активность.

Электроэнцефалограмма традиционно отображается (или печатается) в виде восьми или 16 непрерывных линий, показывающих пространственное и временное распределение электрической активности. При цифровой ЭЭГ для изучения различных частей коры головного мозга и выяснения различных аспектов электрический активности пары (или группы) электродов могут меняться местами.

Нормальная ЭЭГ имеет амплитуду 10-100 мкВ. Частота варьируется в зависимости от вида деятельности. У бодрствующего взрослого человека наблюдается активность 8-13 Гц. Открывание глаз, сонливость и умственная работа ослабляют активность. Активность выше 13 Гц обычно наблюдается в лобных областях, а более выраженная возможна, например, у пациентов, получающих бензодиазепины. Частота в диапазоне 4-7 Гц, как правило, выявляется в височной области, особенно у детей, молодых людей и лиц старше 50-60 лет.

Активность ниже 4 Гц у взрослых обычно не наблюдается, за исключением стадии глубокого сна. У новорожденных и детей младшего возраста доминирует низкая частота, исчезающая при созревании.

Аномальная ЭЭГ характеризуется низкоамплитудной фоновой активностью, чрезмерной медленноволновой активностью (меньше 8 Гц) или наличием спайков и острых волн (кратковременных потенциалов с высокой амплитудой). Аномальная ЭЭГ может быть очаговой, диффузной или генерализованной.

Низкая амплитуда указывает на корковые нарушения. Очаговые нарушения могут коррелировать с атрофией, порэнцефалией и субдуральной гематомой. Генерализованные затухания амплитуды связаны с более диффузным снижением активности коры головного мозга, как, например, при дегенеративных заболеваниях головного мозга или вследствие аноксии. Кроме того, ЭЭГ может подтвердить диагноз смерти мозга, при которой электрическая активность не фиксируется.

Очаг медленных волн коррелирует с локальным поражением головного мозга, например, опухолью, инфарктом и кровоизлиянием. Более диффузная активность медленных волн дает основания заподозрить нарушение афферентного входа в корковые нейроны, например, при поражении в задней черепной ямке или гидроцефалии. При энцефалопатии или энцефалите часто возникает генерализация медленных волн.

Пики и острые волны наблюдаются у больных, страдающих эпилепсией—как во время приступа, так и между ними. Возможно генерализованное проявление, часто с последующими медленными волнами высокой амплитуды. Очаговые спайки и острые волны могут указывать локализацию корковых поражений, например, опухоли, инфаркта или абсцесса, но могут наблюдаться и без структурных повреждений. Пики могут проявляться многократными комплексами разрядов в одном полушарии (периодические латерализованные эпилептиформные разряды, ПЛЭР), что может быть связано с поражением полушария, например, опухолью, инфарктом, метаболической энцефалопатией и герпетическим энцефалитом.

Клиническое применение. Электроэнцефалография — динамическое исследование, в котором функции мозга измеряются во времени. ЭЭГ может обнаружить аномалии, не обязательно связанные со структурными повреждениями мозга, как при энцефалите, энцефалопатии и идиопатической эпилепсии, при которых изменения не выявляются на КТ и МРТ. По сравнению с другими исследованиями физиологии мозга (например, функциональной МРТ и позитронно-эмиссионной томографии), ЭЭГ имеет более короткую временную задержку (несколько миллисекунд). ЭЭГ доступна и не требует особых трудозатрат. Для выявления и устранения артефактов техники должны научиться правильно размещать электроды. Кроме рациональной интерпретации электроэнцефалограммы, ценность ЭЭГ определяется высоким качеством записи.

Электроэнцефалограмма (ЭЭГ)

Электроэнцефалография предназначена для ответа на конкретные вопросы о функции мозга, это не скрининговая процедура, поэтому для интерпретации результатов нужно точно формулировать клиническую информацию и поставленные задачи.

1. ЭЭГ при эпилепсии. Электроэнцефалография используется для классификации различных видов эпилепсии при оптимизации лечения и определении прогноза. Большинство электроэнцефалограмм пациентов с подозрением на эпилепсию выполнены вне припадка, однако электрические аномалии часто встречаются между приступами. Тем не менее, результаты, полученные между приступами, следует интерпретировать с осторожностью, поскольку связь с рецидивами относительна. Некоторые пациенты с несомненной, клинически диагностированной, эпилепсией имеют нормальные электроэнцефалограммы, даже при повторных исследованиях. Эпилепсия на ЭЭГ проявляется пиками и острыми волнами с фоновой активностью медленных волн. Последний признак неспецифичен и наблюдается также при энцефалопатии, опухоли головного мозга, мигрени и после травмы головы, следовательно, его необходимо интерпретировать вместе с клиническими данными. Для того, чтобы точно определить локализацию эпилептического очага до его резекции, ЭЭГ может быть выполнена после трепанации черепа с помощью специальных электродов, размещенных на поверхности мозга (электрокортикография).

2. ЭЭГ при очаговых изменений мозга. Электроэнцефалография уже не является главным методом в диагностике очаговых поражений головного мозга после широкого распространения методов визуализации. ЭЭГ может служить для выявления дисфункции нейронов при отсутствии (макроскопических) структурных повреждений, а также для оценки дисфункции, вызванной известными поражениями (например, электрокортиграфия в качестве интраоперационного мониторинга для поиска эпилептических очагов в непосредственной близости от опухоли для того, чтобы включить «анормальную» кору в зону резекции). При очаговых поражениях головного мозга нарушения проявляются медленной очаговой активностью с пиками или без пиков. Изменения неспецифичны, но очаговое поражение можно заподозрить, когда медленноволновая активность непрерывна, с изменениями амплитуды и формы и наличием как в бодрствовании, так и во сне. Опухоли головного мозга электрически не активны, и связанные с ними нарушения на ЭЭГ локализованы в перифокальных зонах головного мозга. Нарушения вызваны разрушением нейронов при росте опухоли или метаболическими изменениями, вызванными нарушением кровотока. Более диффузные изменения на ЭЭГ наблюдаются у пациентов с повышенным внутричерепным давлением и гидроцефалией.

После травмы головы часто обнаруживается временное генерализованное замедление фоновой активности. Если изменения сохраняются, можно заподозрить ушиб мозга, даже если структурные изменения не видны на КТ. В течение первых трех месяцев после травмы по данным ЭЭГ невозможно предсказать развитие посттравматической эпилепсии. При субдуральной гематоме на стороне поражения может выявляться фоновая низкоамплитудная активность.

3. ЭЭГ при нарушении сознания. У коматозных больных ЭЭГ может дать полезную прогностическую информацию и выявить потенциально излечимые причины. ЭЭГ полезна для исключения причин угнетения сознания помимо изменений электрофизиологии мозга, т. е. психогенных механизмов или синдрома запертого человека. ЭЭГ также может быть использована для оценки степени патологических изменений, вызывающих нарушение сознания (очаговые, диффузные или мультифокальные). Кроме того, ЭЭГ часто служит подтверждением улучшений мозговой функции, несмотря на незначительные или отсутствующие клинические данные, улучшение электрофизиологических показателей может предшествовать клиническому улучшению. Кроме того, ЭЭГ может выявить эпилептическую активность у пациентов с нарушением сознания, например бессудорожный припадок или периодические пики (например, PLED). Бессудорожный эпилептический статус является одним из состояний, часто упускающимся в нейрохирургических отделениях интенсивной терапии, но имеющим плохой прогноз.

Примерно у 20% пациентов нейрохирургического отделения интенсивной терапии с умеренной и тяжелой травмой головы в течение первых двух недель может развиться судорожный и бессудорожный припадок. Последний не диагностируется без ЭЭГ. В этой связи возникает вопрос о необходимости непрерывной электроэнцефалографии в отделениях интенсивной терапии для диагностики потенциально излечимых состояний, при отсутствии лечения усугубляющих неврологическую ситуацию, например, бессудорожный припадок при ишемии головного мозга в обратимой стадии. Непрерывная запись электроэнцефалограммы в отделениях интенсивной терапии дает возможность регулировать глубину анестезии, например, у больных с черепномозговой травмой.

У коматозных больных ЭЭГ позволяет выявить прогностические данные. Неблагоприятный исход связан с альфа-комой, подавлением вспышек и периодическими разрядами. Альфа-кома проявляется ритмической активностью нормальной частоты (8-13 Гц), часто с максимальной амплитудой в лобных долях, но при этом отсутствует реакция на открытие глаз или другие стимулы. Подавление активности отражает генерализованные вспышки высокоамплитудной активности медленных волн (с пиками или без пиков) с повторами интервалов с выраженным снижением амплитуды, а иногда и периодами электрического молчания. Периодические разряды у больных в коме представлены генерализованными спайками и острыми волнами, повторяющимися один или два раза в секунду. Эти характеристики ЭЭГ, указывающие на плохой прогноз, не являются специфичными и могут также быть обратимыми, например, при глубоком наркозе, передозировке лекарственных препаратов и печеночной или почечной недостаточности.

4. ЭЭГ при метаболической энцефалопатии. Метаболические расстройства диффузно влияют на активность нейронов в головном мозге, и часто вызывают нарушения сознания. Нарушения при метаболических энцефалопатиях зависят от степени расстройства в диапазоне от незначительного снижения частоты фоновой активности (8-9 Гц) до непрерывной медленноволновой активности (0,5-3 Гц) со спайками и острыми волнами. Изменения ЭЭГ отражают клиническое состояние больных, начиная от умеренно снижения сознания до глубокой комы. Изменения ЭЭГ, наблюдаемые при метаболических энцефалопатиях не являются специфичными, но могут дать информацию об этиологии: двусторонняя медленноволновая активность с синхронными трехфазными потенциалами высокой амплитуды предполагает метаболическую причину изменения сознания. Снижение энергетического метаболизма, например, при гипотиреозе, гипоксии и гипотермии, часто коррелирует с генерализованным снижением амплитуды фоновой активности. Чрезмерная ритмическая активность >13 Гц возникает при интоксикации депрессантами.

5. ЭЭГ при инфекции ЦНС. Непрерывная очаговая активность медленных волн в лобной или височной области характерна для больных с герпетическим энцефалитом. Изменения часто появляются в течение первых двух недель болезни и могут предшествовать изменениям на КТ. Диффузная медленноволновая активность наблюдается при энцефалитах и другой не связанной с вирусом простого герпеса этиологии. Даже если эти изменения неспецифичны, необходимо особое внимание при изменении ЭЭГ в сторону нормы у пациента с подозрением на энцефалит.

При вирусном менингите устойчивых изменений не отмечается, но при бактериальном менингите может быть видно уменьшение частоты и снижение амплитуды фоновой активности. ЭЭГ изменения при менингите показывают распространение воспаления мозговых оболочек на ткани головного мозга, то есть наличие менингоэнцефалита. При энцефалите изменения на ЭЭГ часто предшествуют формированию абсцесса и визуализации на КТ. ЭЭГ показывает медленноволновую фоновую активность с пиками или без пиков и острыми волнами.

6. ЭЭГ при смерти мозга. Смерть мозга является клиническим диагнозом необратимой потери функций головного мозга. На ЭЭГ смерть мозга характеризуется электрическим молчанием. Электрическое молчание неспецифично, и может встречаться, например, при тяжелой гипотермии или передозировке депрессантов ЦНС. При соответственных клинических данных электрическое молчание подтверждает диагноз смерти мозга. Следовательно, как и при других аномалиях на ЭЭГ, при интерпретации необходимо учитывать клиническую информацию.

— Посетите весь раздел посвященной "Нейрохирургии."

В комплексной диагностике опухолей головного мозга электроэнцефалография завоевала себе прочное место. С ее помощью можно подходить к разрешению ряда сложных как патофизиологических, так и локально-диагностических вопросов, возникающих при распознавании опухолей мозга.

Вопросы электроэнцефалографии при опухолях головного мозга стали разрабатываться в тридцатых годах, и к настоящему времени по этому вопросу имеется значительная литература как отечественная, так и зарубежная.

Электроэнцефалографическими исследованиями при опухолях мозга занимались С. А. Саркисов, М. Н. Ливанов, В. С. Русинов, В. Е. Майорчик, А. А. Соколова, Н. П. Бехтерева и др. Из иностранных авторов — Уолтер и Довей, Кобб, Тири, Пайа и Бонналь, Сильвермен, Вильке и Штейнман.

Исследования в этой области показали, что опухолевый процесс дает определенные сдвиги в электроэнцефалограмме. Основным характерным признаком в электроэнцефалограмме больных с опухолями считается появление дельта-волн и медленных патологических волн (2—5 в секунду), т. е. волн значительно более медленного ритма, чем нормальные альфа-волны (8—12 в секунду). Сама опухоль электрически индифферентна, и патологические волны возникают на границе здоровой и патологически измененной мозговой ткани. Одновременно, кроме появления медленных волн, меняется альфа-ритм, вплоть до полного его исчезновения, наблюдаются быстрые колебания типа бета-волн.

Изменения электрической активности коры носят определенный характер при различных процессах в головном мозгу. Такие процессы, как травма, эпилепсия, воспалительные процессы, опухоли, накладывают определенный отпечаток на изменение электрической активности. При опухолях головного мозга могут быть общие, разлитые изменения электрических потенциалов, которые продуцируются всей патологически измененной корковой тканью, и очаговые изменения, обусловленные непосредственным соседством патологически измененной мозговой ткани с опухолью.

Злокачественные опухоли, мультиформные спонгиобластомы, саркомы, метастазы рака, вызывающие общую интоксикацию и большой отек мозга, дают в основном общие изменения биотоков коры в виде диффузных медленных волн по обоим полушариям.

При очень большой гипертензии общие изменения биотоков коры преобладают над очаговыми или совсем затушевывают их.

Общие изменения биотоков коры, затушевывающие очаг, могут быть и при доброкачественной опухоли, но длительно существующей без особой гипертензии. Согласно исследованиям Т. О. Фаллер, длительно существующий опухолевый очаг является источником динамических сдвигов функционального состояния всей коры.

На определенном этапе опухолевого роста сначала повышается лабильность нервных клеток, на что указывает переход альфа-ритма к быстрым колебаниям (бета-волны). Затем под влиянием длительно существующего очага уменьшается лабильность нервных клеток, что определяет переход к замедленному ритму по всей коре, больше на стороне очага. Иногда очаг патологической электрической активности может даже лучше выявляться при нарастающей гипертензии.

Имеется ряд опухолей, протекающих иногда бессимптомно (арахноидэндотелиомы, астроцитомы, желудочковые опухоли). Поэтому клинически в таких случаях бывает невозможно установить не только место, но даже и сторону поражения. Среди всех существующих дополнительных методов исследования электроэнцефалография может в этом отношении оказать большую помощь.

В работах В. С. Русинова и В. Е. Майорчик показаны основные принципы, на основании которых можно судить о поверхностном или глубоком расположении опухоли.

Доброкачественные поверхностные новообразования обусловливают изменения электрической активности в виде дельта-волн лишь в участках коры, непосредственно прилегающих к опухоли. В других областях коры сохраняется нормальный альфа-ритм. Дельта-волны, а также быстрые асинхронные колебания вдали от очага не обнаруживаются. Иначе говоря, обращает на себя внимание отграниченность патологического очага от остальных областей коры больших полушарий.

При внутримозговых опухолях имеются генерализованные медленные патологические волны разного периода по обоим полушариям, наиболее резко выраженные в больном полушарии и особенно в области опухоли. Альфа-ритм всюду редуцирован или совсем исчезает. Наряду с медленными патологическими волнами внутримозговой очаг вызывает на электроэнцефалограмме появление быстрых асинхронных потенциалов, часто по обоим полушариям, идущих с разной частотой в единицу времени (18—35 в секунду) и напоминающих быстрые колебания, регистрируемые от аксона. Обычно эти аксоноподобные колебания сохраняются там, где кора цела и очаг расположен в глубине мозга, и нанизываются на медленные волны. Если опухоль прорастает и кору, и подкорку, то этих быстрых колебаний в области опухоли нет и остаются одни медленные волны, а быстрые колебания регистрируются только в противоположном полушарии.

Однако в основном это — схема, так как очаг патологической электрической активности одного и того же расположения может проявляться в довольно разнообразных формах.

Так, например, при арахноидэндотелиомах очаг может выражаться в виде экзальтированного альфа-ритма. Эта экзальтация выражается в том, что амплитуда альфа-ритма резко увеличивается.

Очаг патологической электрической активности может выражаться также в виде некоторой редукции альфа-ритма и некоторой его неравномерности по сравнению с альфа-ритмом противоположной здоровой стороны.

Дельта-волны в патологическом очаге могут быть самой разнообразной длительности и амплитуды.

Таким образом, функциональные нарушения всей коры полушарий и в области очага патологической электрической активности отражаются на электроэнцефалограмме в виде различных форм ее изменений. Это зависит от длительности заболевания, характера опухоли, степени ее воздействия на кору, токсичности, величины гипертензии. Характер патологического очага меняется в процессе роста опухоли.

Вспомогательная диагностическая ценность электроэнцефалограммы очень велика. По данным Института нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко, в 80% имеется совпадение очага патологической электрической активности с локализацией опухоли. В 18% имеются общие изменения биотоков коры без указания на патологический очаги лишь в 4 % имеются несовпадения. По данным французских авторов, совпадение очага патологической электрической активности с локализацией опухоли наблюдается в 70% случаев. Они считают наиболее трудными для диагностики очень глубоко расположенные опухоли. Лучше всего выявляются мультиформные спонгиобластомы. У больных с опухолями мозга они получили при внемозговых опухолях (менингиомах) в 68,5% совпадение очага патологической электрической активности с локализацией опухоли, в 23% — общие изменения биотоков и в 8% — несовпадения. При внутримозговых опухолях в 77% — совпадения, в 13% — несовпадения и в 10% — общие изменения без очага. При доброкачественных опухолях в 73% — совпадения, а при злокачественных — в 69,5%. Кроме того, авторы пришли к выводу, что при опухолях, хорошо снабженных сосудами, как, например, при оболочечных и злокачественных опухолях, очаг патологической электрической активности выявляется лучше, чем при опухолях, бедных сосудами.

Для нейрохирургической практики большое значение имеет указание на поверхностное или глубокое расположение очага патологической электрической активности.

Анализ наблюдений Института нейрохирургии имени Н. Н. Бурденко показывает, что при внутримозговых опухолях в громадном большинстве случаев имеются указания на глубокое расположение патологического очага, а при арахноидэндотелиомах в очень небольшом проценте случаев бывают указания на поверхностное расположение очага патологической электрической активности, чаще же имеются также указания на глубокое расположение очага.

Это обстоятельство имеет, по-видимому, свое патофизиологическое обоснование. Арахноидэндотелиомы обычно глубоко внедряются в мозговую ткань, особенно базальные или расположенные в межполушарной щели, или в сильвиевой борозде. Очевидно, мозговое вещество реагирует одинаково в смысле изменения биоэлектрических потенциалов, если опухоль прорастает мозг или сильно сдавливает его, причем, если опухоль располагается только в белом веществе или прорастает кору, электроэнцефалографическая картина бывает различна.

Большое значение имеет электроэнцефалограмма в тех случаях, когда неврологически бывает очень трудно, а иногда и невозможно локализовать опухоль. В таких случаях электроэнцефалограмма или дополняет неврологическую диагностику, или является единственным методом, указывающим на расположение опухоли. Так, например, в случаях, когда вторичная стволовая симптоматика склоняла к диагнозу опухоли задней черепной ямки, электроэнцефалограмма уточняла диагностику, указывая на местоположение патологического очага.

Общие изменения биотоков без указания на патологический очаг наблюдаются главным образом в случаях, когда имеется очень большая гипертензия, затушевывающая проявления патологического очага, или при небольшой гипертензии у больных с диффузно растущими доброкачественными внутримозговыми опухолями. Такая же картина наблюдается при арахноидэндотелиомах, где преобладает общемозговая симптоматика, а гнездная выражена слабо. Такого рода общие изменения биотоков коры наблюдаются чаще при арахноидэндотелиомах, чем при внутримозговых опухолях.

При всех базально расположенных арахноидэндотелиомах электроэнцефалограмма обычно дает указания на базальное расположение очага патологической электрической активности, как, например, при опухолях ольфакторной ямки. Необходимо отметить, что довольно часто при парасагиттальном расположении опухоли электроэнцефалограмма дает указания на базальное расположение патологического очага. При парасагиттально расположенных опухолях очень резко страдают базальные образования, что выявляется и неврологически и приводит иногда к ошибочной диагностике. Отсюда вполне понятно, что очаг патологической электрической активности также может выявляться в базальных отделах мозга.

Не более чем в 4% имеются несовпадения очага патологической активности с локализацией опухоли. Так как опухоль мозга вызывает иногда большие изменения со стороны всего мозга, а подчас отдаленные отделы мозга страдают больше, чем непосредственно прилежащие к опухоли, то и патофизиологические изменения коры головного мозга могут проявляться на электроэнцефалограммах также в отделах, не примыкающих непосредственно к опухоли. Имеющиеся при опухолях мозга нейродинамические сдвиги могут быть самыми разнообразными, и это также влияет на характер электроэнцефалограмм. При анализе этих несовпадений выявляется, что и гнездная неврологическая симптоматика у таких больных часто не совпадает с местоположением опухоли, а отражает состояние наиболее пострадавших отделов мозга, далеко расположенных от опухоли. Так, например, в некоторых случаях при опухолях задней черепной ямки неврологически выявлялась симптоматика со стороны больших полушарий и электроэнцефалограмма давала указания на очаг в той же области. Однако эти случаи были единичны.

Для лучшего выявления очага патологической электрической активности можно применять различные методы. Так, например, при очень большой гипертензии, затушевывающей патологический очаг, он может быть выявлен путем снятия этой гипертензии обезвоживающими средствами (меркузалом и гипертоническими растворами).

Применение афферентных раздражений может выявить также очаг патологической электрической активности в тех случаях, когда в так называемой электроэнцефалограмме покоя очаг обнаружить не удается.

В литературе имеется ряд работ, указывающих, что эпилептоидный очаг у больных эпилепсией может быть выявлен методом активизации путем воздействия мелькающего света.

А. А. Соколова показала, что в некоторых случаях на световое, звуковое и произвольное мышечное сокращение наблюдается увеличение дельта-активности вблизи места поражения.

В случае, когда на электроэнцефалограмме не удается установить очаг патологической активности и клинически имеется очень легкий намек на возможность наличия опухоли в двигательной области, целесообразно применять адекватное раздражение в виде произвольного мышечного сокращения противоположной очагу руки, например сжимание руки в кулак. При этом выявляется очаг патологической электрической активности, который выражается в усилении тех изменений общего характера, которые наблюдаются в электроэнцефалограмме до раздражения. Так, если имеется экзальтация альфа-ритма, то она увеличивается еще больше; если имеется дельта-активность, то увеличивается последняя. Эти изменения выражаются в углублении той патологической активности, которая регистрировалась в фоновой записи этих электроэнцефалограмм. При отсутствии каких-либо данных за локализацию патологического очага применяется неадекватный раздражитель, как, например, прерывистый свет, который также может выявить патологический очаг.

Таким образом, иногда электроэнцефалограмма является единственным методом, позволяющим выявить наличие и уточнить локализацию опухоли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector